Дядя Жора

ВСЁ ЮГОСЛАВСКОЕ КИНО В ОДНОМ ПОСТЕ

Теория
"Новый фильм" и "черная волна" в югославском кино

Персоналии
Несколько слов о Гордане Михиче, сценаристе и режиссере
Несколько слов о Джордже Кадиевиче, художнике, режиссере, пионере сербского этно-хоррора

Жанровое кино Югославии
  "Нож", Живорад-Жика Митрович, 1967 - "черный детектив"

"Новый фильм"
"Дни", Александр-Саша Петрович, 1963
"Любовь, как у Ромео и Джульетты", Йован Живанович, 1966

"Черная волна" в сербском кино:
"Мужская трилогия"
"Когда я буду мертвым и белым", Живоин Павлович, 1968 
"Молодой и сильный, как роза", Йован Йованович, 1971
"Тараканы в голове", Миша Радивоевич, 1970


"Женская трилогия"
"Когда я буду мертвым и белым", Живоин Павлович, 1968  (другое прочтение)
"И Бог создал ресторанную певичку", Йован Живанович, 1971
"Желтуха", Владимир Тадей, 1973


Фильмы "пражской группы" - югославских выпускников ФАМУ
"Национальный класс", Горан Маркович, 1979

Дядя Жора

"Нож" Живорада-Жики Митровича (1967)

Предлагаю вашему вниманию завершающую часть триптиха о сходящих с ума от скуки женах югославских "красных буржуев".

noz1

1. Живорад-Жика Митрович режиссер чрезвычайно заслуженный, упоминаемый в анналах югославского фильма прежде всего как основоположник «партизанского боевика» («Эшелон доктора М.», 1955 г.). На самом деле, не было жанров в югославском кино, где бы Митрович не отметился: снимал он и костюмные драмы из довоенной жизни, и детективные истории из жизни современной, а закончил свою карьеру в 1986 г. сатирическим детективом «Протестный альбом», который посвящен звездам югославской поп-альтернативы (композитор – музыкальный хулиган Саша Хабич).

2. Обозреваемый нами сегодня фильм – попытка Митровича состряпать что-то в духе немецких «крими». О специфике жанра «крими» можно почитать, например, вот здесь. От итальянских «джалли», коих Дядя Жора большой любитель, немецкие «крими» отличаются меньшим количеством экшена, большим числом разговоров, обязательными второплановыми комическими персонажами, эротика же у немцев сводится, как правило, к голым девичьим коленкам. Именно «крими» избрал Жика Митрович объектом для подражания, в качестве своей лепты внеся в жанр изрядную долю социальной критики. Этим нам его фильм и интересен.

3. Собственно сюжет: в своей роскошной квартире найден убитым молодой и чрезвычайно успешный эстрадный певец Александр (Шандор) Киш. Звезде югославской эстрады были нанесены два ножевых ранения, нож позднее найден во дворе в мусорном баке, весь в крови, но без отпечатков. За расследование дела берутся лучшие силы белградской милиции – Бата Живоинович и Любиша Самарджич. Бата этакий супер-мент, от одного взгляда которого бандиты цепенеют и роняют из рук оружие, Любиша его комический спутник, вечно что-то ломающий и задающий глупые вопросы. Первый из этой парочки явно тяготится одномерной, лишенной нюансов ролью, второй же вдохновенно валяет дурака, наслаждаюсь каждой своей репликой.

4. Довольно быстро выясняется, что этот самый певец Шандор был довольно гнусный тип (здесь мы категорически призываем не путать героя фильма с российской звездой эстрады Шандором, в память о гибели которого установлена часовня на 25 километре Симферопольского шоссе). Мало того, что он плейбой и пьяница – этим-то как раз никого не удивишь – он еще и плагиатор. Также покойный любил устраивать у себя дома вечеринки с импортным бухлом и стриптизом, а гостей втихаря снимать на камеру. В числе присутствующих на клубничных мероприятиях отмечены музыкальные критики, директора издательских концернов, крупные госчиновники. Картинки с обнаруженных милицией компроматных пленок заставляют вспомнить «Пробуждение крыс» Живоина Павловича, разве что девицы тут поавантажней…

5. Короче говоря, основания избавить Шацу от груза кармы имелись у многих. Он там до кучи еще и в карты продулся, и машину заложил, а отдавать не хочет… Проблема в том, что дуэту Живоинович-Самарджич категорически не дают вести самостоятельное расследование и делать собственные выводы. Сначала в комиссариат заявляется вездесущий музыкальный журналист (тот же, что на пленках с компроматом) и берет на себя все контакты милиционеров с шоу-бизнесом. Попутно он сыщикам настойчиво внушает, что Шаца был парень непутевый, но по сути добрый и очень талантливый. Затем начинаются анонимные звонки, настоятельно призывающие следаков сосредоточится на соседях Шандора по дому. В завершение к Бате Живоиновичу является директор грампластиночного концерна (он тоже есть на пленках!) и говорит прямым текстом: «Я ваш бывший коллега… В каком-то смысле… Ну, вы поняли. И именно как бывший коллега говорю вам – вы не там ищете. Не трогайте богемную тусовку и не пытайтесь раскрутить историю с плагиатом. Это не нужно, опасно, да к тому же корни преступления все равно не там…». Вот и попробуй вести следствие в таких условиях!

6. Номенклатурщик, бывший чекист, нынешний культуртрегер, толсто намекающий следователю, что не надо ему лезть куда не надо – это, товарищи, смело! Для 1967 г. просто невероятно смело. Это покруче даже, чем собственно оргии с блэкджеком и шлюхами на квартире Шандора. Попробовал бы в Советском Союзе кто-нибудь вытащить на экран подобного типа… Большой начальник от культуры - уже рискованно, а он еще и «в каком-то смысле коллега». Смягчает наезд на морально разложившихся номенклатурщиков разве что тот факт, что в конечном итоге «бывший коллега» оказался прав – убийство Шацы не было связано ни с богемными компашками, ни с плагиатом.

7. Здесь нам придется проспойлерить концовку, ибо без этого не вполне понятно, почему фильм «Нож» поставлен нами в один ряд с фильмами Петровича и Живановича. Те, кому интересна собственно детективная составляющая картины, дальше могут не читать. Предлагаемая читателю последовательность сюжетов такова: в фильме Петровича «Двое» скучающая номенклатурная жена заводит любовника; в фильме Живановича «Любовь, как у Ромео и Джульетты» скучающая номенклатурная жена доводит любовника до самоубийства; в фильме Митровича «Нож» скучающая номенклатурная жена (трям-брям, барабанная дробь!) своего любовника убивает. Такие вот этапы большого пути.

8. Этот самый Шаца, будучи подлинно артистической натурой, категорически не умел держать ширинку на замке. На момент смерти он имел долгоиграющие отношения одновременно с тремя женщинами: моделькой (в исполнении нашей старой знакомой Веры Чукич), которую он увел у коллеги/лучшего друга; дочерью консьержа из своего дома; соседкой по этажу, женой преуспевающего адвоката. Это не считая случайных «знакомых». Модель сыщики исключают сразу, во-первых, у нее железное алиби, во-вторых, она совершенно промискуитетная особа, сама спит со всеми подряд и не возражает против такового же поведения своего приятеля. Поэтому следствие сосредотачивается на версии убийства Шацы соблазненной и брошенной дочерью консьержа. Тем более что она прилюдно клялась отомстить сладкоголосому греховоднику, а алиби у нее нет. Опять же, именно на несчастную девушку сыщиков пытаются навести анонимными звонками. Но Бата Живоиныч тертый калач, его анонимками с пути не собьешь, и его вердикт категоричен – «Мила хорошая честная девочка из рабочей семьи, такие любовников ножом не убивают».

9. Рабочие девочки из рабочих семей может и не убивают, а вот жена адвоката, в прошлом актриса – вполне. Опять же у нее бальзаковский возраст, цветы запоздалые, бес в ребро… Короче, втрескавшаяся в красивого жестокого мальчика климактерическая тетка способна на все, вплоть до убийства. Причем вычисляют эту особу не за счет глубинного понимания сыщиками женской психологии, а путем сугубо научным. Отпечатки с ножа были стерты, зато осталось несколько капель крови убийцы. Слабосильная и малоопытная убийца порезалась об орудие преступления, но, пребывая в состоянии аффекта, сама этого не заметила. А вот в CSI Belgrade не принадлежащую убитому кровь заметили, проанализировали, и обнаружили, что убийца болен малярией.

10. Для Югославии 60-х – 70-х гг. малярия была примерно тем же, чем подагра для европейских аристократов прошлых веков. Это фирменная болезнь «международных кадров», югославских госслужащих, активно разъезжавших по странам третьего мира (от лица т.н. Движения неприсоединения, созданного Тито, Дж. Неру и Г.А. Насером). Поскольку вовремя диагностированная малярия лечится достаточно легко, она быстро стала для югославских «красных буржуев» предметом гордости. Вопрос: Как дела, что хорошего привез из Египта/Судана/Анголы? Ответ: Не поверишь – малярию… Произносится это с ленцой, долженствующей продемонстрировать пренебрежение к собственному здоровью, пренебрежение ко всем этим чомбам-лумумбам и аристократическую легкую скуку. Как бы то ни было, число людей с подобным диагнозом в городе Белграде было сравнительно не велико, все они наблюдались в соответствующей клинике и принимали соответствующие лекарства. Вот по ним-то сыщики и вышли на адвоката, постоянно мотавшегося по заграницам, и его жену, часто мужа сопровождавшую. Номенклатурщиков подвела номенклатурная болезнь.

11. Преступник пойман и непременно будет наказан, окружавшая Шандора Киша богемно-чиновничья тусовка может вздохнуть с облегчением. Посмертный сингл певца рвет все хит-парады, и тот факт, что последнюю свою песню Шаца нахально увел у лучшего друга (вместе с его девушкой) никого из посвященных не смущает. Девушка-моделька, кстати, вернулась к подлинному автору хитовой песни, так что и этот парень не в претензии. Все довольны, всех все устраивает. Над Белградом плывет песня Шандора Киша, в которой отчетливо слышатся мотивы «В пещере горного короля» Эдварда Грига. Злобные карлики сожрали Пера Гюнта, бабника, скандалиста, пьяницу, но, по сути – хорошего парня. И очень талантливого. Весь фильм – парафраз «Перы Гюнта», если кто не понял…

noz2



Дядя Жора

Про Джордже Кадиевича

Посмотрел я два ключевых для понимания творчества Кадиевича (теле)фильма - "Бабочка" (1974) и "Девическая песнь" (1973). Спасибо русским торрент-трекерам, ибо, как уже отмечалось, на лицензионных носителях этого режиссера практически не издавали, главные его фильмы доступны в виде кривых тв-рипов, да и те еще фиг найдешь.

По сути: полюбившаяся многим обитателям рунета "Бабочка" это практически идеальный перенос гоголевских миргородских крестьянских ужастиков на балканскую почву. Смесь грубоватого юморка, прямолинейных пугалок и упоенного любования природными красотами. Кадиевич очень удачно взял на ключевые роли в фильме непрофессионалов, фактически тех же крестьян. Это не позволяет воспринять фильм как лубок, а переводит его, скорее, в неореалистическую плоскость. Захоти Де Сика экранизировать Гоголя, у него, вероятнее всего, нечто подобное и получилось бы... Развязка действительно неожиданна. То есть зритель вполне понимает, от кого из персонажей можно ожидать вампирских штучек, но то, какую форму нападение вампирши принимает (и как это снято), совершенно выбивает из колеи. В целом все хорошо, но больше твердой четверки по пятибалльной шкале я бы этому фильму не дал.

"Девическая песнь" это совсем другая песня. тот фильм цветной, этот черно-белый. Там были непрофессиональные актеры, тут умопомрачительная Оливера Вучо. Там весь фильм проходил на пленэре, тут чисто салонная, камерная история. Этакая австро-венгерская провинциальная готика, с загадочной и прекрасной "черной графиней", заманивающей в свой замок молодых мужчин... Кадиевич явно смотрел много итальянской готики, прежде всего "Маску сатаны" Марио Бавы и его же "Деревню проклятых". Оба фильма он охотно цитирует. Но плагиатом я бы фильм не назвал. Работа Кадиевича менее сюжетно ориентирована и более чувственна, за что спасибо феерическому декольте Оливеры Вучо. Также отметим огромную важность звука в этом фильме, не столько даже музыки, сколько всяких зловещих шумов. Здесь вспоминается уже не итальянская жанровая продукция, а, скажем, творческие искания Ежи Сколимовского... Но и этому фильму я бы больше четырех баллов из пяти не дал.

А вот кумулятивный эффект обоих фильмов просто разрушителен. Два крепких жанровых середнячка настолько различны меж собой, что в совокупности дают не 4*4, а 4*4*4 балла. Человек, которому подвластен и простонародный комедийный ужастик и чувственная салонная хорроор-драма, безусловно заслуживает место в жанровом пантеоне, причем не рядом с Бавой даже, а рядом с Жоржом Франжу, Анри-Жоржем Клузо и другими небожителями.

В связи с чем Дядя Жора заказал доставку из Сербии еще четырех фильмов Кадиевича на ДВД. В основном это, правда, исторические фильмы, а не хоррор. С другой стороны, от такого деятеля как Кадиевич никогда не знаешь, чего ждать...

И дай Бог Кадиевичу долгих лет жизни! Ему уже крепко за 80, а творческих планов много... Что характерно, деньги, вроде бы, под его проекты продюсеры готовы выделить - спасибо рекламе от авторов "Сербского фильма". Будет обидно, если Джордже Кадиевич покинет нас, не сумев перенести свое уникальное видение в новое тысячелетие...     
snail

Две новости о юго-кино

Во-первых, с радостью констатирую, что сербы приступили наконец к выпуску на цифровых носителях наследия Пуриши Джорджевича - классика сербского "нового фильма", третьего столпа национальной кинематографии в ряду Петрович-Живанович-Джорджевич. До сего момента на ДВД имелся только отнюдь не лучший его фильм "Первый горожанин в нашем селе", но на днях сайт YU4YOU сообщил нам, что в продажу поступили "Утро" и "Велосипедисты". Первый фильм - военно-романтическая драма в духе "Летят журавли", принесшая автору награды в Венеции и Карловых Варах. Второй - безумный гибрид: военный комедийный мюзикл, главным героем которого является пара велосипедов. Оба фильма заказаны, жду доставочки.
Во-вторых, получил с Amazon'а "Сербский фильм" Спасоевича на blu-ray. Пока еще не посмотрел, но внимательно ознакомился с прилагающимся буклетом... И буклет мне многое разъяснил. В частности, появление в российских и мировых интернетах "Бабочки" Джордже Кадиевича (и других фильмов помянутого режиссера). Просто чтобы было понятно: Кадиевича в Сербии мало кто помнит, а если и вспоминают, то в связи с телефильмом "Гибель Карагеоргия". Что он отец сербского хоррора, и вообще балканского этно-хоррора, мало кто в Сербии знает кроме сугубых знатаков. Получается как в России с Павлом Клушанцевым - Спилберг с Лукасом его называют своим учителем, а широким массам россиян даже имя этого человека не знакомо... В случае Кадиевича заговор молчания объясняется тем, что он работал преимущественно для ТВ, а свои теле-архивы сербы знают очень плохо. Та же "Бабочка" на лицензии в Сербии до сих пор не издана. И вот Срджан Спасоевич в интервью, на вопрос, есть ли в его стране традиция хоррор-фильмов, упоминает фильм 1973 года, виденный им в детстве по телевизору. И фильм Кадиевича моментально становится объектом вожделения кино-фриков, схававших "Сербский фильм" и жаждущих добавки.
В общем, спасибо Спасоевичу хотя бы за то, что спровоцировал у мировой общественности интерес к Кадиевичу. Может мы еще увидим "Бабочку" ("The She-Butterfly") в издании тех же "Revolver Entertainment", которые обеспечили"Сербскому фильму" мировой прокат...
Дядя Жора

Хорватский зомби-трэш, моск выносит



в этой песне поется о том, как жители предместий хорватского Сплита методично друг-друга отстреливают при всяком удобном случае. в общем, все умерли и теперь обитают на городском кладбище Ловринац.

mali ante iz spinuta
živija je preko puta
jednu noć u kasni sat
dućan iša opljačkat
pa je vlasnik izvadija
PA PA PA PA
mali ante sad živi
NA LOVRINCU

mali stipe iz varoša
srednju školu nije proša
jednu noć u kasni sat
ženu iša silovat
al je žena izvadila
PA PA PA PA
mali stipe sad živi
NA LOVRINCU

mali gogi s mertojaka
pričalo se da je maka
nekoj babi iša vrat
sa nožinom prerezat
al je baba izvadila
PA PA PA PA
mali gogi sad živi
NA LOVRINCU

mali duje sa kmana
svi su znali da je đana
dilera je iša zvat
da mu dug neće dat
diler doša izvadia
PA PA PA PA
mali duje sad živi
NA LOVRINCU

REFREN:
na lovrincu
na lovrincu
cili split je
na lovrincu
kriminalci
mafijaši
lupeži i
drogeraši
na lovrincu
tu je disko
svi smo mrtvi
umrli smo
psihopati
pedofili
na lovrincu
split je cili

mali joke s kocunara
prokocka je masu para
iša je provalit stan
liku šta je domobran
onda se iz stana čulo
PA PA PA PA
mali joke sad živi
NA LOVRINCU

mali zlaja sa bača
doma se u zoru vraća
radia je noćnu smjenu
kumu svome jeba ženu
pa je kum izvadia
PA PA PA PA
mali zlaja sad živi
NA LOVRINCU

mali zvone iz solina
našmrka se kokaina
reka ćaći da je glup
ćaća ti si glup ka stup
pa je ćaća izvadia
PA PA PA PA
mali zvone sad živi
NA LOVRINCU

REFREN:
na lovrincu
na lovrincu
cili split je
na lovrincu
kriminalci
mafijaši
lupeži i
drogeraši
na lovrincu
uvik isto
svi smo mrtvi
umrli smo
psihopati
pedofili
na lovrincu
split je cili
;)

Ближайшие планы по юго-кино

В рамках моего юго-кино культпросвета я планирую несколько отступить от социальной тематики и отписаться по югославскому жанровому кино. А именно - "Операция "Тициан"" Радоша Новаковича (1963) - первый (и последний) югославский джалло с Уильямом Кемпбеллом и Патриком Макги, ассистент режиссера Френсис Форд Коппола, ко-продюссер Роджер Корман. Далее - "Война" Велько Булаича (1960) - первый (и последний) югославский пост-апокалиптик, причем в сатирических тонах, в ролях Янез Верховец и Антун Вурдолак Врдоляк. Еще далее - "Волшебный меч" Воислава Нановича (1950) - первый (и последний) югославский эпик-фэнтези, в главной роли красивый двадцатипятилетний Раде Маркович.
Ждите-ждите.
детка

Югославское кино: Йован Живанович - 1966

Вашему вниманию предлагается долгожданная и долго (более трех месяцев) писавшаяся рецензия на фильм Йована Живановича "Любовь, как у Ромео и Джульетты" (1966). 

1. Фильм «Любовь, как у Ромео и Джульетты» начинается с хроникальных кадров Белграда, готовящегося к отмечанию светлого праздника первомай. Причем праздничные флаги и транспаранты иронически смонтированы стык-встык с тушами свежеубиенной говядины и всякими овощами-фруктами на городском рынке. Рабочие на улицах развешивают портреты и плакаты, в это же время крестьяне на рынке увлеченно скандалят друг с другом, курят самокрутки и даже слегка выпивают. На первомай они явно ложили с прибором. Таким образом режиссер вопиюще неполиткорректно противопоставляет друг другу: 1. город и деревню, 2. «сознательных» пролетариев и не столь сознательных мелких частников, 3. жизнь настоящую и жизнь декларативно-лозунговую, то есть мнимую.  Сквозь все эти смысловые противостояния пробирается осторожной походочкой дедушка в меховой шапке, полувоенных галифе и кожаных лаптях-опанках. За плечом у дедушки пятилитровая бутыль самогона, а самого его закадровый голос представляет ни много ни мало «уполномоченным бога Диониса по области Шумадия, секция сливовицы».

2. Отметим сразу - почти документальный по форме (при этом совершенно хулиганский по сути) пролог картины не имеет ничего общего с дальнейшими событиями. Фильм совсем другой и про другое. Йован Живанович на момент создания этого фильма был сильно увлечен такими вот фальстартными, ложными прологами, сбивающими зрителя с толку. Такой же точно трюк он проделывает в предыдущей своей работе, «Горькая часть реки» (1965). Очень этот режиссер любил играть в поддавки со зрителем, как никто из его сербских коллег.

3. Так или иначе, прежде чем покинуть фильм навсегда, «уполномоченный бога Диониса» звонит в дверь небольшой уютной виллы, явно реквизированной коммунистическими властями у какого-то довоенного буржуя. Дверь дедушке открывает замечательно красивая молодая женщина - тонкая, хрупкая, с черными как смоль волосами, подстриженными «под гаврош», и огромными, как у героев аниме, пронзительно голубыми глазами. Зритель сразу понимает, что это и есть упомянутая в названии Джульетта, даже если в фильме ее зовут по-другому. В жизни прекрасную девушку звали Шпела Рожин, я о ней уже немножко писал здесь. Первая красавица югославского кино (при всем уважении к Милене Дравич и Бебе Лончар), не сделавшая себе мировой карьеры исключительно по причине дурацкого имени. Думайте, люди, в честь кого/чего детей называете!..           

4. Но если Шпела Рожин у нас Джульетта, то где же ее Ромео? В ближайшем окружении героини такового явно не наблюдается. У нее имеется муж, которого играет Александр Гаврич (о нем мы немножко писали здесь), а у мужа имеются друзья, которых играют Северин Биелич и Раде Маркович. На момент появления «уполномоченного бога Диониса» вся компания в сборе на предмет игры в преферанс, так что мы можем их как следует рассмотреть.  Скажем прямо, ни Гаврич, ни Биелич на Ромео не тянут. Оба они являют собой хорошо известный отечественному зрителю тип «бывших спортсменов», еще мышцастых, но уже пузатеньких. Оба они титовские номенклатурщики, Биелич постарше и поважнее, Гаврич помоложе и пожиже. Оба, естественно, существенно старше Шпелы-Джульетты. Для Отелло они, пожалуй, подошли бы, но никак не для Ромео… Сложнее с Марковичем – он, по фильму, сорока с чем-то летний актер, которого только что перевели из категории героев-любовников в категорию отцов, дядьев и старших братьев. Буквально – играл в театре Ромео, а теперь будет играть отца Джульетты. Может быть, он и есть заявленный в названии фильма Ромео? Да нет, вряд ли. Слишком уж этот деятель в мочеполовом плане потаскан. Опять же, вокруг него увивается безмозглая молоденькая любовница из театральной массовки. «Ну и где же тут Ромео?» - негодует зритель. «Дайте нам Ромео!» - требует он.

5. Будет, будет вам Ромео. Ведь понятие «любовь, как у Ромео и Джульетты» подразумевает не столько даже молодость протагонистов, сколько, прежде всего, принадлежность к различным кланам. Противостоящим кланам. Различным «как фрукты и сухофрукты» (таковое определение мы находим в русской версии фильма «Тромео и Джульетта»). А кого можно считать кланом, диаметрально противоположным «красной буржуазии»? Правильно, люмпен-пролетариев. И именно среди люмпенов нам следует искать нашего Ромео.

6. Собственно, помянутого Ромео и искать-то не придется. Ибо Ромео – друг детства Джульетты, они вместе росли в трущобах белградского Старого Саймишта. И все у них было поначалу хорошо, первая любовь, первый поцелуй, тра-ля-ля. А потом Ромео призвали в армию, в жизни же Джульетты появился состоятельный ухажер, за которого она и вышла замуж. Это уже не Шекспир – куда там Шекспиру! – это прямо Олег Газманов: «меня в стройбат, тебя в валютный бар». Угу. Именно что в валютный бар. Там Джульетта со своим будущим мужем и познакомилась (на это есть намек ближе к концу фильма).    

7. Вообще, предыстория отношений современных Ромео и Джульетты нам дается во флэшбеках, которые Дядя Жора для удобства читателей агрессивно проспойлерил. По задумке режиссера,  зритель должен был до конца фильма гадать, как вышло, что Ясна, при таком замечательном, успешном и состоятельном муже шляется на сторону к Зорану. А пропо, главных героев фильма зовут Зоран и Ясна. А Ромео и Джульетта это их, так сказать, социальные функции. Имена, между прочим, говорящие – Зоран от «заря» (зора), Ясна это тоже что-то такое светлое и безоблачное. А вот история, в которую молодые люди влипли, совсем не светлая и не безоблачная. Довольно дурнопахнущая у них получилась история, скажем прямо...

8. Клиническая картина отношений Ясны и Зорана являет собою прекрасный образчик бытового садомазохизма, в духе «Горькой луны» Поланского. Из удушливой атмосферы своего номенклатурного дома (буквально удушливой, все эти «красные буржуи» курят без остановки) Ясна бежит к Зорану, в его маленькую съемную квартирку. Они пытаются заниматься любовью, но love-making у них предсказуемо перерастает во взаимное истязательство, сначала моральное, а потом и физическое. В порыве чувств Зоран отвешивает Ясне такую пощечину, что у эрзац-Джульетты едва не отваливается голова. Что характерно, получив по физиономии, Ясна не оскорбляется, не ударятся в слезы и не бежит прочь, а наоборот, смотрит на Зорана совершенно влюбленными, щенячьими глазами. Бьет – значит любит. Вообще, я когда-нибудь сделаю такой отдельный пост: «Пощечина (в югославском кино) (не по Шиллеру)». Ибо эту мизансцену – мужчина бьет женщину по лицу, та смотрит на него влюблено и преданно – можно наблюдать в подозрительно большом количестве югославских фильмов. Загадочная сербская душа и т.д.

10. Действие первой трети фильма происходит в Белграде, затем компания в составе Джульетты-Ясны с мужем, друзей мужа и любовниц друзей мужа перебирается на море, кажется в Сплит. Без ведома Джулетты, Ромео следует за их группкой, ему даже удается пролезть в вагон первого класса и завевать расположение матерого номенклатурщика (Северина Биелича). Ромео-Зоран явно намеревается испортить праздник «красным буржуям» и оспорить у Александра Гаврича право на обладание Ясной-Джульеттой-Шпелой. Ясна пытается сказать об этом мужу – «послушай, я должна тебе рассказать одну очень важную вещь…». «Не надо» - останавливает ее Гаврич – «я не хочу ничего знать. Мы же договорились, ты что, забыла?». Ясна покорно кивает. То есть отношения с мужем у нее как у американских геев с американской армией, по принципу «не спрашивай – не говори». Чуть позже мы видим прекрасную задумчивую Ясну, пальчиком выводящую на запотевшем оконном вагонном стекле большими буквами слово «ДУРАКИ».

11. А кто дураки-то? Муж с любовником дураки? «Все они», мужчины то есть, дураки? Или «все мы» дураки? Корабль дураков, ага… А может это зрители дураки? Молодец, в общем, режиссер Живанович. Означенный эпизод - мой любимый в фильме.

12. Форсируем концовку. Основное действие фильма происходит под ярким адриатическим солнцем, на фоне живописно обветшалых соборов и палаццо, а также пальм, рододендронов, филодендронов и прочих аспарагусов. Все герои картины продефилируют перед нами в бикини и плавательных трусах. Пляжный прикид, естественно, больше всего идет Ясне и Зорану. Эрзац-Ромео настойчиво добивается нострификации, скажем так, своих отношений с Джульеттой. То есть пытается ее облапить при каждом удобном случае, заводит на людях провокационные разговоры, хамит мужу любимой женщины и постоянно пытается его развести на слабо. Однако Ясна от Зорана всячески уклоняется, а попытки разводки мужа на слабо тотально не проходят – Саша Гаврич здоровый дядька, которого невозможно ни перепить, ни переплыть, ни на кулачках перебороть. Намеки на имеющиеся у него рога муж Джульетты невозмутимо пропускает мимо ушей (рогов). Он почти наверняка догадывается о характере отношений Зорана и Ясны, и они для него не сюрприз, но ему пофигу, до тех пор, пока соблюдается хотя бы видимость приличий. Здесь образ, созданный на экране артистом Гавричем, срастается с личностью самого артиста – единственного общепризнанного гея в сербском кино (еще раз ссылка). Dont ask - dont tell, ну да, ну да...

13. Короче говоря, повыпендривавшись и покривлявшись какое-то время, Зоран-Ромео понимает - «красные буржуи» настолько самоуверенны и толстокожи, что его агрессивный троллинг в их среде просто не работает. И любимая его женщина в этом окружении также становится все толстокожее и толстокожее. Он решает вызвать в Джульетте ревность, соблазнив у нее на глазах любовницу матерого номенклатурщика. Любовница как бы балерина, играет ее русская прима белградского Театра оперы/балета Лидия Филиппенко. Наступает неоднократно воспетая в кинематографе «дивная сплитская ночь», идеальный бэкграунд для соблазнения, адюльтера и всяких альковных шалостей. Для героев фильма помянутая сплитская ночь оборачивается нешуточным свингом – Зоран на берегу моря овладевает балериной, матерый номенклатурщик, не будь дурак, утаскивает в номер актриску, а Ясна отдается актеру-потаскуну, нежно шепча ему на ушко, что была влюблена в его сценический образ Ромео, еще когда была маленькой девочкой. Муж Ясны невозмутимо пьет бренди на веранде, одинокий и зловеще элегантный в своем белом плантаторском костюме. Совершенно фассбиндеровский персонаж.

14. Дивное сплитское утро несет с собою горькое похмелье, не в смысле детокса, а в смысле раскаяния от содеянного. Герои картины поначалу стесняются смотреть друг другу в глаза, но где-то к концу завтрака расходятся, расслабляются и начинают шутить. Все, кроме Зорана. Наш Ромео понимает, что этой ночью Ясна-Джульетта окончательно и бесповоротно морально пала, изменив и ему, и своему мужу (не изменив разве что Родине, сардонически отмечает Дядя Жора). Зоран не может этого пережить, хотя, по сути, весь этот свинг и случился из-за него… Ближе к полудню вся тусовка идет на море купаться. Зоран в очередной раз начинает доставать мужа Ясны – нашел, что называется, к кому прицепиться. Тот не выдерживает и дает, наконец, нашему Ромео по мордасам, чего тот, между нами говоря, давно заслуживал. Зоран-Ромео, объявив, что вся компания горе-свингеров является «жалкие ничтожные люди» залезает на ближайшую неприступную скалу, разбежавшись, с нее прыгает и навсегда исчезает в морской пучине.

15. Эпилог. Как длительный роман с другом детства, так и кратковременная интрижка с известным артистом не сделали героиню фильма ни счастливее, ни свободнее. Равно как и героиню предыдущего отрецензированного нами кина («Дни» Александра Петровича). В эпилоге мы видим Шпелу-Джульетту, без особого интереса читающую криминальный романчик, пока ее муж с друзьями режутся в преферанс. Nothing‘s gonna change my world. Тот факт, что по ее вине погиб юноша, беззаветно ее любивший, Джульетту, кажется, не особо беспокоит. Да и стоит ли скорбеть по такой, как у Ромео любови – яростной, безоглядной, эгоцентричной, самодовлеющей? В мире титовского «нового класса», да и вообще, в мире взрослых, серьезных, основательно укорененных в жизни людей, такой дуболомной подростковой любови места нет. Ромео даже не жалко. А уж тем более не жалко Джульетту. Никого не жалко, никого.                              

16. Дядя Жора кривлялся и выпендривался, подобно титульному персонажу фильма, на протяжении большей части рецензии. Пришла, однако, пора посерьезнеть. «Любовь, как у Ромео и Джульетты» оказался для югославской кинематографии «проклятым фильмом», типа как «Неприкаянные» (The Misfits) Джона Хьюстона (1961) для голливудского кино. Означенный фильм Хьюстона стал последним для Мерлин Монро и Кларка Гейбла, и предпоследним для Монтгомери Клифта. Причем приметы близкой кончины всех задействованных звезд видны в этой веселенькой, по задумке, картине невооруженным глазом. Та же история имеет место быть с «Ромео и Джульеттой» Живановича. Не непосредственно сразу, но вскорости, ушли из жизни Саша Гаврич и Северин Биелич. Причем оба в результате несчастных случаев – Биелич утонул, а Гаврич разбился в собственной машине. Вспомним теперь, что по фильму Ромео топится, а до этого, в начале картины, с риском гоняет по серпантину на принадлежащем герою Гаврича авто… Помянутая балерина Филиппенко, буквально год спустя после съемок в фильме Живановича, порвала сухожилья и вынуждена была перейти на преподавательскую работу. Она-то первой и заявила о том, что фильм Живановича – проклят. И вообще больше не снималась в кино, хотя ее звали.

17. Собственно Ромео и Джульетта, сиречь Шпела Рожин и Миха Янкетич, остались живы, но актерская карьера у обоих не задалась. Шпела потенциально могла порвать Голливуд, с ее внешностью и ее талантом ей даже язык можно было не знать. И вроде бы все к Голливуду шло, Роджер Корман с ней контракт подписал, но – не сложилось… Янкетич, конечно, до Голливуда бы не добрался, но во второго Любишу Самарджича его прочили. И тоже – не сложилось… Потерялся в сериалах. Короче говоря, фильм не отразился лишь на жизни и карьере Раде Марковича. Вот уж кто жил долго и сыграл много. Но Марковича еще в 1950 году заговорили феи, сделав его непобедимым и неуязвимым (имеется в виду первый и последний югославский фэнтази-фильм «Волшебный меч»). После этого ему было ничто не страшно…

 18. Почему именно этот фильм, а не какой-то другой, стал для югославского кино «проклятым»? Не знаю. Просто и тупо – не знаю.     


 
Вполне реперезентативная нарезочка из фильма. XXL-кликабельно.


Хорошего фото Шпелы Рожин периода обозреваемого фильма не нашел, поэтому любуйтись на нее в фильме "Загадочная девушка" (режиссер тот же Живанович, 1962).


детка

Что-нибудь о любви, о жизни и обо мне...




Gledao sam belo jutro
doslo je polako
oteralo nocne ptice
svanulo tek tako

Al' ostao je kljuc od stana
i papir od cokolade
zaboravljen upaljac
od soka prazna flasa
sve je tu

Ref. 2x
A gde je Natasa
muci me to
a gde je Natasa
joj, joj, joj, joj

Pobeg'o je zuti mesec
otela ga zora
nikom nije rek'o idem
vratiti se mora

Ref. 2x

Ref. 4x

Natasa, Natasa, Natasa
Natasa, joj, joj, joj, joj


детка

ЕДУ В МАГАДАН

Я тут приблизительно на месяц отбываю к истоку сербского кино, каковым, по мнению ведущих мировых ученых, является Сербия. Не знаю, будет ли у меня в хотеле интернет - в Сербии тырнет это все еще вызывающая серьезные подозрения буржуйская приблуда. Если будет доступ в сеть - буду постить. Если не будет доступа, соответсвенно, не буду. В любом случае планирую разжиться кином и литературкой, может и до самой Кинотеки дойду...
Буде кому чего надо - пишите. Если ваша просьба покажется мне не лишенной интересности я попробую ее удовлетворить.
Если из из старых френдов в это время кто-то в Белграде - также пишите. Выпьем кофе в "Мажестике".
Поки, чмоки.